Top.Mail.Ru

6.5 Деятельность МПВО Москвы осенью 1941 года

11.06.2024

Как уже отмечалось, с первых дней войны весьма успешно велась борьба с зажигательными бомбами противника. Однако немцы модифицировали зажигательные бомбы, произошло несколько несчастных случаев. Так, в ночь на 7 августа 1941 года получил ранение боец 46-го батальона МПВО Тетерин, от которого скончался в госпитале на следующий день, несколько человек пострадали, у одного из них взрывом оторвало два пальца правой руки. Последовало обращение к начальнику Главного политуправления КА армейскому комиссару 1 ранга Л.З. Мехлису с просьбой дать указание и специальным службам ГУ МПВО разобраться в вопросе борьбы с новыми зажигательными бомбами врага.

Выяснилось, что германская авиация, наряду с хорошо нам известными электронно-термитными 1-килограммовыми бомбами обр. 1918 г., стала применять в незначительном количестве (5 – 6 шт. на сотню) модифицированные бомбы с разрывным зарядом, взрывающимся при догорании, что сопровождается разбрызгиванием расплавленного электрона (магния и алюминия) и примерно 50 – 60 осколков, которые могут привести к увечьям людей, находящихся на расстоянии до 20 – 25 м. Под руководством начальника оперативного отдела ГУ МПВО НКВД полковника А.И. Баксова была разработана новая инструкция по борьбе с подобными бомбами, которую 27 августа 1941 года утвердило руководство МПВО (генерал Осокин и бригадный комиссар Гущин):

«Лучшим средством тушения модифицированных зажигательных авиабомб является вода. Способ затопления ЗАБ в ведре, бочке или иных сосудах – оптимальный. Операцию затопления следует производить в кратчайший срок, не позднее 1.10 – 1.20. Надежным способом тушения также беспрерывное охлаждение корпуса бомбы и ее хвостовой части струями воды, подаваемой из пожарных кранов или насосов. «В тех случаях, когда вода отсутствует, следует быстро выбрасывать бомбу на улицу, где нет людей, или использовать песок. При этом следует учитывать, что песок не прекращает горения снаряженной бомбы, поэтому взрыв заряда все же произойдет, правда, под слоем песка…»[50].  

Проводя более общий и глубокий анализ действий подчиненных за летний период, полковник Баксов указал на необходимость добиться максимально быстрой ликвидации очагов возгорания, поскольку это лишает противника возможности осуществлять прицельное бомбометание фугасными бомбами, запрет населению вести личный сбор неразорвавшихся и несгоревших зажигалок (считалось достаточным только указать военным саперам места их обнаружения), не допускать лишних людей к дежурствам на крышах и обеспечить безопасность выделенных для наблюдения москвичей, в частности, выделив им каски или шлемы и спрятав в простейшие укрытия на крышах, хотя маскировка объектов оказалась полезной, позволила запутать немецкие экипажи, необходимо впредь проводить эту работу под началом архитекторов, художников или скульпторов. Делался вывод: «Проверка сотрудниками Главного управления МПВО отдельных батальонов года Москвы, работавших в очагах поражений, эти батальоны в своей практической деятельности полностью себя оправдали»[51].

В центре постоянного внимания Моссовета находился вопрос о защите населения от воздушных налетов вражеской авиации. Например, обсудив вопрос об обеспечении населения города укрытиями, 18 августа исполком обязал руководителей предприятий и исполкомы райсоветов осуществить строительство землянок – бомбоубежищ на 10-20 человек каждая. Прием к эксплуатации этих укрытий поручил специальным комиссиям.

Моссовет принимал дополнительные меры и по усилению противопожарной без­опасности города, так 30 августа 1941 года исполком рассмотрел вопрос о ходе борьбы с пожарами и принял постановление об усилении противопожарной безопасности. В этих целях он обязал управ­ляющих домами, руководителей предприятий и учреждений привести в порядок чердаки домов, а также необходимый про­тивопожарный инвентарь. Отделу местной промышленности было дано задание срочно изготовить 5 тысяч комплектов спе­циальной одежды и 15 тысяч касок для пожарного комсомольско-молодежного полка. Особое внимание исполком уделил вопросу водоснабжения города и обеспечения пожарных команд насо­сами ручного действия. Он обязал управление водо-канализационного хозяйства в течение двух недель построить 100 скважин малого заложения с насосами ручного действия и утеплить во­допроводную сеть. Для контроля за выполнением этого по­становления исполком создал специальную комиссию[52].

4 сентября 1941 года исполком принял постановление о временном изъятии у госучреждений, предприятий, организаций и отдель­ных граждан дополнительно 277 мотоциклов, не подлежавших поставке в Красную армию, для укомплектования моторизованных отрядов штаба местной ПВО, участвовавших в тушениях пожаров. Предпринимались и другие меры по повышению оперативности в работе частей и подразделений. Мало кто мог предположить, что над столицей уже нависла смертельная угроза.

После прорыва линии фронта в районе Вязьмы, германские войска могли быстро выйти к пригородам Москвы. 12 октября на заседании ГКО обсуждались вопросы по защите столицы: принято решение о создании Московской зоны обороны под командованием генерала П.А. Артемьева[53]. На этом заседании было решено строить на близких подступах к столице Московскую линию укреплений. В самом городе создавались три пояса укреплений: по окраинам города, по окружной железной дороге, по Садовому кольцу.

Немецкая авиация в те дни основные задачи решала на поле боя, дальние рейды выполнялись не часто. Типичным можно считать следующее донесение штаба МПВО: «В ночь на 13 октября авиация противника пыталась произвести налет на Москву, но истребительной авиацией и зенитной артиллерией самолеты противника к городу допущены не были и сбросили бомбы в районах Московской области (всего в разных районах погиб 51 человек, а наибольший урон причинил налет на состав у станции Бронницы, три вагона пассажирского поезда оказались полностью разбиты. – Прим. авт.)»[54]

Нельзя не сказать о том, что когда 15, 16 и 17 октября 1941 года (после принятия ГКО секретного постановления от 15 октября 1941 года № 801 «Об эвакуации столицы СССР года Москвы», предусматривавшего отъезд из Москвы Советского правительства во главе с И.В. Сталиным) по столице распространились панические слухи, будто её сдают немцам. В результате в эти дни десятки тысяч человек пытались выехать из города. Промышленные предприятия закрывались, работникам выдавали месячную зарплату. Отмечались отдельные случаи нападения на эшелоны, грабили поспешно уезжавших и бросивших людей на произвол судьбы разных начальников. Обстановку дополнительно дестабилизировали действия немецких диверсантов.

Утром 16 октября Московское метро не открыло свои двери (единственный раз за всю его историю), не вышли газеты, многие объекты готовили к взрыву и полному уничтожению. Правда, уже тем же днём начались работы по восстановлению движения составов, вечером прошёл первый поезд подземки. В случае разрушения метрополитена москвичи лишились бы не только транспортного сообщения, но и надежной защиты — возможности использовать станции и тоннели в качестве бомбо- и газоубежища. До отмены приказа о ликвидации метро рабочие успели полностью демонтировать эскалаторы на нескольких станциях, в частности, на станции «Динамо». Эвакуация граждан, которая уже началась в те дни, осуществлялась в том числе в составах, собранных из метровагонов.

Несмотря на все сложности, ситуацию удалось взять по контроль. В столице на четвертый день прекратилась паника. В значительной степени ситуацию переломило выступление по радио председателя исполкома Моссовета, после которого буквально на следующий день город изменился, на улицах появились военные и милицейские патрули, заработали такси. Также 17 октября по радио с опровержением слухов о планируемой капитуляции столицы выступал глава городской парторганизации член ЦК ВКП(б) А.С. Щербаков. И, конечно, сообщение о том, что И.В. Сталин никуда не уехал, а остался в Кремле, вселило в москвичей уверенность: город удастся отстоять.

В ночь на 19 октября состоялось срочное заседание ГКО. Председатель исполкома Моссовета и член военного совета Московской зоны ПВО В.П. Пронин вспоминал: «После краткого обсуждения дел под Москвой И.В. Сталин сказал: Теперь тов. Пронин, пишите проект постановления. Он диктовал, а я писал знаменитый документ, который начинался необычным старославянским оборотом: «Сим объявляется…что с 20 октября 1941 года в года Москве и прилегающих к городу районах вводится осадное положение…».

С целью мобилизации усилий войск и населения города на отпор врагу ГКО принял постановление «О введении в Москве и пригородах осадного положения»[55].

Для тылового обеспечения обороны Москвы и укрепления тыла советских войск постановление обязывало:

  1. Ввести с 20 октября 1941 года в года Москве и прилегающих к городу районах осадное положение.
  2. Воспретить всякое уличное движение, как отдельных лиц, так и транспортов с 12 час. ночи до 5 час. утра, за исключением транспортов и лиц, имеющих специальные пропуска от коменданта года Москвы.
  3. Охрану строжайшего порядка в городе и пригородных районах возложить на коменданта года Москвы генерал-майора К.Р. Синилова (он получил это назначение в тот же день. – Прим. авт.), для чего в распоряжение коменданта предоставить войска внутренней охраны НКВД, милицию и добровольческие рабочие отряды.
  4. Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте[56].

Далее ГКО призвал всех трудящихся столицы соблюдать порядок и спокойствие и оказывать Красной армии, обороняющей Москву, всяческое содействие. Одновременно центральные газеты («Правда», «Известия», «Красная звезда», «Комсомольская правда»), регулярно выходившие в те грозные дни, призвали москвичей сохранять спокойствие духа, дисциплину и твердую уверенность в том, что Москва не будет сдана немецко-фашистским захватчикам. В частности, в газете «Красная звезда» подчеркивалось, что «осуществление мер, указанных Государственным Комитетом Обороны, поможет усилить наш отпор врагу, задержать его продвижение, преградить ему путь к столице Советского Союза»[57].

Объявленная на осадном положении, Москва стала прифронтовым городом. Уход 400 тыс. москвичей на фронт, эвакуация более миллиона жителей на восток, мобилизация десятков тысяч на строительство оборонительных укреплений и, наконец, непосредственная близость фронта – все это до предела осложнило деятельность местной противовоздушной обороны. Значительная часть личного состава подразделений и формирований МПВО вместе с населением столицы строила оборонительные укрепления под Москвой, сооружала доты, блиндажи, противотанковые препятствия в городе, превращая его в неприступную крепость. Не прекращали формирования выполнять и свои основные обязанности по защите москвичей.

За месяц, с 21 октября по 20 ноября 1941 года, в самый напряженный период битвы за Москву, вражеская авиация произвела на нашу столицу 54 налета, в которых участвовало, по советским данным, 2000 самолетов (штаб люфтваффе указал в 7 раз меньше вылетов; возможно, отдельные самолеты с крестами на крыльях то входили, то выходили из зоны обороны ПВО, чтобы максимально держать в напряжении наши силы), сбросивших на Москву 657 фугасных и 19 тыс. зажигательных бомб. В те дни фашистские бомбы упали на Большой театр, МГУ, на ул. Горького, гараж Верховного Совета СССР, жилые дома на Овчинниковой набережной. Только вечером 29 октября и в ночь на 30 октября погибли 45 человек, 258 получили ранения[58].

В этот критический для Москвы период бойцы подразделений и формирований местной противовоздушной обороны помимо своей основной деятельности по ликвидации последствий воздушных налетов немецко-фашистской авиации, привлекалась и к работе на оставшихся в городе предприятиях, которые производили оружие и боеприпасы. Аварийно-восстановительные полки МПВО в считанные дни приспособили заводы, производившие железобетонные конструкции и мирную химическую продукцию, для выпуска взрывчатки и снаряжения ей боеприпасов. В результате фронт стал получать с московских предприятий больше оружия и боеприпасов.

Городские батальоны МПВО также играли заметную роль в жизни города: при воздушных тревогах они были первыми в очагах поражения, в остальное время – постоянно действующим трудовым резервом для выполнения неотложных работ.

Вопрос о защите населения Москвы от воздушных налетов вражеской авиа­ции постоянно находился в центре внимания Моссовета и не снимался с повестки дня. 21 ноября исполком рассмотрел вопрос о состоянии бомбоубежищ и газоубежищ в городе. На тот момент в столице  имелось 6618 бомбоубежищ на 1,2 млн. человек  и 1267 газоубежищ на 218 985 человек. Но как в ходе проверки их, так и на заседании исполкома отмечалось, что ряд бомбоубежищ недостаточно обеспечены необходимым обо­рудованием. Исполком Моссовета обязал районные советы и Мосжилуправление до 1 декабря 1941 года оснастить все убежища необходимым имуществом, оборудовать каждое из них не только как ме­сто для укрытия, но и для отдыха москвичей  в момент налета вражеской авиации. К концу 1941 года москвичи располагали также 2770 тыс. противогазов, более чем по одному противога­зу на жителя города[59].

В снижении потерь среди населения Москвы в ходе воздушных налетов противника большую роль сыграло метро. Обычно в 22 ч движение поездов прекращалось, и на станции начинали запускать людей. Однако женщинам с детьми, не достигшими 12 лет, разрешалось спускаться в метро и до сигнала о начале вражеского авиаудара. А в случае дневного авианалёта, которых поздней осенью становилось все больше, движение в метро тут же прекращалось, и все станции использовались как убежища. Начальник службы движения Московского метрополитена им. Л.М. Кагановича (именно такое имя тогда носила столичная подземка) Н.А. Карпухин вспоминает: «В эти тревожные минуты тысячи москвичей поспешили в бомбоубежища. Убежищ было много. Но самым надежным, безусловно, являлись подземные станции и тоннели метрополитена…»[60].

____________________

[50] РГВА. Ф. 37878. Оп. 1. Д. 175. Л. 200 – 203.

[51] РГВА. Ф. 37878. Оп. 1. Д. 297. Л. 24 – 26.

[52] Алещенко Н.М. Указ. соч.- С.- 70.

[53] Каммерер Ю.Ю. и др. Указ. соч.- С. 18.

[54] РГВА. Ф. 37878. Оп. 1. Д. 430. Л. 271 – 275.

[55] Комаров Н.Я. Указ. соч.- С. 94.

[56] Москва – фронту 1941-1945: Сборник документов и материалов.- М., 1966.- С. 26-27.

[57] Красная звезда.- 1941.- 21 октября.

[58] РГВА. Ф. 37878. Оп. 1. Д. 430. Л. 352 – 354.

[59] История Москвы… 1941-1965 гг.- С. 38.

[60] Котлуков К.Г. и др. Указ. соч.- С. 51.

Другие статьи

  • Глава VI. Хмурое осеннее небо 1941-го. 6.1 Временная передышка в небе столицы. Вторая половина августа-сентябрь 1941 г.
    11.06.2024
    19
    Глава VI. Хмурое осеннее небо 1941-го. 6.1 Временная передышка в небе столицы. Вторая половина августа-сентябрь 1941 г.
    11.06.2024
    19
    С середины августа массированные налеты на Москву временно прекратились. Южный фланг группы армий «Центр» сделал поворот на юг, организовал в районе Г...
    смотреть
  • 6.2 Операция «Тайфун». Немцы собираются завершить войну взятием Москвы
    11.06.2024
    19
    6.2 Операция «Тайфун». Немцы собираются завершить войну взятием Москвы
    11.06.2024
    19
    В начале осени 1941 года в германских высших штабах полным ходом развернулась подготовка к «решающему» наступлению на Москву. «Начальные успехи в дейс...
    смотреть
  • 6.3 Время напряженных воздушных боев. Октябрь 1941 г. - часть 1
    11.06.2024
    24
    6.3 Время напряженных воздушных боев. Октябрь 1941 г. - часть 1
    11.06.2024
    24
    Последняя декада октября характеризовалась наиболее напряженными и кровопролитными воздушными боями из всех, что развернулись в небе Москвы и Подмоско...
    смотреть
  • 6.3 Время напряженных воздушных боев. Октябрь 1941 г. - часть 2
    11.06.2024
    21
    6.3 Время напряженных воздушных боев. Октябрь 1941 г. - часть 2
    11.06.2024
    21
    Это случилось 26 октября – впервые с начала Восточной кампании 2-й ВФ за сутки не выполнил ни одного боевого вылета! Что касается советской фронтовой ...
    смотреть
  • 6.4 Стороны подводят промежуточные итоги
    11.06.2024
    15
    6.4 Стороны подводят промежуточные итоги
    11.06.2024
    15
    В разгар осени в немецких штабах подводили промежуточные итоги первых сражений на полях Подмосковья. Типичными для них можно считать выводы начальника...
    смотреть
  • Глава VII. Последние налеты на Москву. 7.1 Блицкриг не состоялся
    11.06.2024
    22
    Глава VII. Последние налеты на Москву. 7.1 Блицкриг не состоялся
    11.06.2024
    22
    В приказе командующего группой армий «Центр» от 30 октября 1941 года на продолжение операции «Тайфун» авиации не ставились конкретные задачи. И это не...
    смотреть