Top.Mail.Ru

7.2 Кризис германского наступления - часть 1

11.06.2024

Снова мысленно перенесемся на фронт. Наибольшие усилия люфтваффе затрачивали в те дни на поле боя и в ближнем советском тылу, стремясь как можно скорее «протолкнуть» свои соединения к советской столице. В течение нескольких суток достаточно эффективную поддержку получило наступление 3-й танковой группы, пы­тавшейся обойти Москву с северо-запада. Верные своей излюбленной тактике генералы вермахта нанесли удар встык 30-й армии Калининского фронта и 16-й армии Западного фронта. Контрмеры советского командования последовали немедленно: 30-ю армию переподчинили Г.К. Жукову, сменили ее командарма, направили подкрепления.

Не менее опасная ситуация для нас сложилась на центральном участке 16-й армии – к 22 ноября 4-я танковая группа вытеснила ее войска с главной оборонительной полосы. Пожалуй, в 20-х числах ноября объединение Рокоссовского подвергалось наиболее интенсивным атакам на земле и с воздуха. 40-й немецкий моторизованный корпус пробился с боями к северо-востоку от Истры, 46-й мк занял населенный пункт Ново-Петровское (оба корпуса вели наступление совместно с пехотой 5-го ак). В этот момент немцы сделали ставку на группу Гёпнера. Ведь с захваченного плацдарма она выходили на ближние подступы к Москве. Несомненно, район северо-западнее столицы стал решающим для противоборствующих сторон.

Нанося удары один за другим, германские генералы стремились перенести бои с территории дачных поселков в городские кварталы, использовать для своих передвижений разветвленную сеть транспортных магистралей с твердым покрытием. Опасаясь окружения, Красной Армии пришлось к 23 ноября оставить Клин и Солнечногорск. Немцы рассматривали Истру, за которую разгорелся жестокий бой, как «самый важный опорный пункт последнего фронта [русской] обороны».[69] «Захват этих городов, казалось, позволял врагу исполнить задуманное», – отмечал историк М.Ю. Мягков на основе анализа документов и сводок противника [70]

Развернувшиеся бои привнесли новое в немецкую тактику. Считая главной опасностью своих танковых соединений советскую артиллерию (противотанковую и крупного калибра), враг обрушивал на ее позиции удары бомбардировщиков и пикировщиков, после чего не торопился направлять танки. Эти новации были особенно хорошо заметны на примере взаимодействий 10-й тд и мд СС «Рейх» в боях за Истру. «Ударам танков противника теперь часто предшествовали атаки его пехоты, которая стремилась, используя промежутки в нашей обороне, проникать на огневые позиции противотанковой артиллерии и уничтожать орудийные расчеты, чтобы этим обеспечит свободу маневра своих танков», – указывал начальник штаба Западного фронта генерал В.Д. Соколовский.[71]

Согласно нашим источникам, важную роль в обороне Каширы, например, сыграл 445-й иап, возглавляемый майором В.П. Кругловым. Полк базировался всего в нескольких километрах от линии фронта, командиру бао капитану С.В. Дьяконову пришлось сформировать боевые группы для защиты собственного аэродрома. К сожалению, из-за перебоев связи подробные донесения из Каширы не достигли штаба 6-го ак в Москве (возможно, «юнкерсы» стали жертвой зенитного огня). В оперативной сводке корпуса говорится: «22 ноября было выполнено 29 боевых вылетов, преимущественно на перехват вражеских разведчиков… 445-й иап совершил 7 вылетов в район Каширы, провел один бой. Погода: сплошная облачность на высоте 100 м, видимость менее 1 км, туман, температура –7˚С».[72]

«Летный состав нашего 178-го иап на аэродроме Ступино вместе с 445-м иап был поднят в 4 ч утра, – вспоминал мл. лейтенант Н.Д. Дудник, впоследствии генерал-майор, о событиях 25 ноября. – Командир авиаполка майор Р.И. Раков поставил задачу: штурмовать прорвавшиеся войска противника. Во время подготовки самолетов к вылету через аэродром проследовала конная колонна корпуса П.А. Белова… Нам вместе с сержантом Горячевым надлежало на пулеметно-пушечных И-16 вылететь в район Венева. Это было новое, необычное дело. Я представил, как буду искать колонну, атаковать, как по нашим машинам откроют огонь, и понял: предыдущие дела не идут ни в какое сравнение с этим по трудности. В воздушном бою можно словчить, использовать облачность, солнце, подкрасться к врагу и внезапно ударить. Здесь дело сложнее, тебя услышат еще до подхода к цели.

Летим, под нами железная дорога, справа шоссе. В стороне промелькнула пара фашистских истребителей. Не заметили ли? Огляделся, нет, не преследуют. Дело такое, что стоит чуть прозевать и тебя собьют, как это произошло в группе капитана И.А. Кувшинчикова с правым ведомым. Ст. сержант Ю.Ю. Пионтковский на развороте чуть приотстал и с первой же атаки его сбил “мессершмитт-109” (память подвела Николая Денисовича: это случилось позже, 4 декабря, И-16 сбил «охотник» на Bf 110. – Прим. авт.). В полку был траур по скромному прекрасному парню, единственному сыну в семье знаменитого летчика-испытателя, большого друга В.П. Чкалова (Ю.И. Пионтковский, или Юлиан-старший, погиб 27 апреля 1940 года при испытании опытного Як-1. – Прим. авт.). Мы произвели шесть заходов, разгромив вражескую колонну. Подобные задания выполнялись и последующие два дня, после чего нас нацелили на прикрытие кавалерии Белова…».[73]

В те дни же советские общевойсковые командиры и командующие отме­чали, что люфтваффе причиняет им большие потери, надежно прикрыть войска не удалось. Со­шлемся на свидетельство К.К. Рокоссовского, чья армия по-прежнему оборо­нялась на наиболее угрожаемом направлении: «Самолеты врага бомбили оборонявшихся. В этом бою при­няла участие и наша авиация. Впервые с начала войны мне при­шлось увидеть такое сравнительно большое число наших само­летов. Действовали они весьма активно. Правда, численное превосходство в воздухе над полем боя оставалось на стороне врага. Да, пожалуй, и по своему качеству немецкие самолеты по­ка еще были более совершенны. И все же появление в небе на­ших истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков вооду­шевляло войска».[74]

При том, что потери люфтваффе в воздушных боях над Подмосковьем были невелики, некоторым их частям явно не повезло. 26 ноября (немцы в своих документах зафиксировали гибель экипажа 25-го, или накануне) при возвращении из полета в район Тамбова пропал «юнкерс» командира авиагруппы I/KG3 подполковника Ф. Паскваи (F. Pasquay); судьба экипажа осталась неизвестной. Вероятно, самолет был перехвачен на малой высоте около Ряжска командиром 171-го иап подполковником С.И. Орляхиным. Чуть позже, 1 декабря восточнее Рузы столкнул­ся со своим ведомым и погиб командир авиагруппы III/KG3 май­ор В. Граовайс (W. Graowaes). Вместе с ним находился на месте штурмана капитан А. Петри (A. Petree), который также разбился.  Добавим, что 21 декабря 1941 года около Калуги пропал без вести и командир последней авиагруппы – II/KG3 капитан К. Петерс (K. Peters) – наи­более опытный летчик, бессменно командовавший группой с начала 1941 года Гибель трех командиров авиагрупп в течение месяца – редчайший случай в истории люфтваффе. Зима под Москвой осталась кошмарным воспоминанием для уцелевших экипажей эскадры KG3 «Блитц».

В конце ноября, как уже отмечалось, кризисные ситуации неоднократно возникали в районах северо-западнее Москвы, а также Каширы, Тулы. «Фронт нашей обороны выгибался дугой –  образовывались очень слабые места, – вспоминал Г.К. Жуков. – Казалось, вот-вот случится непоправимое. Но нет! Войска стояли насмерть, а получив подкрепления, вновь создавали непреодолимый фронт обороны».[75] Действительно, это были очень тяжелые дни. Думается, не последнюю роль в стойкости советских войск сыграла весьма эффективная поддержка их авиацией.

День 27 ноября был насыщен многими событиями, активно действовали и наземные войска, и ВВС. Прежде всего отметим, что в Дмитрове заканчивалось формирование штаба 1-й Ударной армии генерала В.И. Кузнецова, которой будет суждено сыграть важную роль в Московской битве. Насколько известно, налетов врага не последовало. Через несколько дней ее войска вместе с 20-й армией нанесли удар по врагу, отбросили его за канал Москва – Волга. А войска Калининского фронта предприняли частную наступательную операцию против 9-й германской армии, впрочем, без особых успехов.

Обходящие Тулу танковые силы Гудериана именно 27 ноября контратаковал 2-й кавкорпус (преобразованный в те дня в 1-й гвардейский) генерала П.А. Белова усиленный пехотой, танками, артиллерией. Некоторое время бои шли с переменным успехом, но затем советским войскам удалось не только остановить врага, но и отбросить на югода Советское командование сосредоточило значительные усилия фронтовой авиации и истребителей ПВО здесь, на южном крыле Западного фронта, и это почувствовали немцы. Журнал боевых действий группы армий «Центр» 27 ноября констатировал: «Сопротивление противни­ка в районе Каширы заметно усилилось. 17-я танковая диви­зия и группа “Эбербах” вынуждены южнее Каширы перейти к обороне. Непрерывные налеты вражеской авиации причиняют значительный урон».[76]

Люфтваффе не оставались пассивными наблюдателями – в разведывательных сводках ВВС Западного фронта за 27 ноября подчеркивалось, что резко возросло количество пролетов немецких самолетов, которые теперь действовали группами по 20 – 25 машин. Начавшийся накануне вечером сильный снегопад прекратился, примерно к 10 ч облака поднялись. Из донесений постов ВНОС следовало: вскоре после полудня до 16 Bf 109 бомбили и обстреливали наши войска в районе Дедовска, над Сходней отмечен пролет 25 Bf 110, а спустя еще несколько минут примерно 20 Ju 88 здесь же сбросили свой смертоносный груз… Над районом Истры, где шел напряженный наземный бой, немецкая авиация появлялись несколько раз – действовали Ju 87 под прикрытием Bf 109, многие из которых сами несли бомбовую нагрузку.

«Весь день фашистская авиация висела над Истрой, – свидетельствовал очевидец, – тяжелая артиллерия методично, квадрат за квадратом, обстреливала город. Горели целые улицы – дома и деревянные тротуары, лопались со звоном стекла. Тлеющие обломки и битый кирпич загромоздили мостовые. В хаосе огня, дыма, рвущихся боеприпасов и падающих стен сновали наши связисты – черные от копоти, в обгоревших полушубках. Проводная связь поминутно выходила из строя. И не только от механических повреждений, но и потому, что провода обугливались, происходило замыкание».[77]

Подтверждаются сильные налеты люфтваффе и в другом сообщении. Полковнику А.П. Белобородову (с 27.11.1941 года – генерал-май­ор, тогда же его 78-я дивизия была преобразована в 9-ю гвардейскую) хорошо запомнился приезд генералов Г.К. Жукова и К.К. Рокоссовского в его соединение, героически прикрывавшее истринское направление в третьей декаде ноября. По оценке Афанасия Павлантьевича, это были самые тяжелые дни во всей битве: «Когда я показал сводку потерь за последние два дня, Георгий Константинович помрачнел и, обращаясь к Рокоссовскому, заметил: “Везде одна и та же картина. Много жертв, особенно от вражеской авиации”».[78]

Утром неприятель в очередной раз попытался подавить советскую авиацию на аэродромах, особенно ожесточенно экипажи люфтваф­фе бомбили площадки Борки и Гари (к северо-западу от Москвы). Сообщение германского информационного агентства о том, что «27 ноября немецкие бомбардировщики совершили уничтожающий налет на крупнейший аэродром в районе советской столицы», и якобы «подожжены ангары и убежища»[79], не нашло подтверждения в наших архивах. На самом деле и аэродромы, и материальная часть авиационных полков пострадали незначительно, хотя немецкие самолеты в те сутки действительно появлялись над Москвой и днем, и ночью.

По сводкам и донесениям наших авиационных штабов не прослеживается каких-либо изменений в характере действий и боевой активности соединений 8-го авиакорпуса в последние дни ноября. А наши авиаторы, прежде всего из состава 6-го ак ПВО, наносили удары по врагу широко применяя реактивные снаряды. 27 ноября генерал-квартирмейстер Генераль­ного штаба сухопутных войск доложил своему начальнику гене­ралу Ф. Гальдеру: «Наши войска накануне полного истощения материальных и людских сил».[80]

Последнему обстоятельству способствовали постоянные штурмовые удары с воздуха, которые обрушивались на их головы. Летчики 11-го иап (они теперь базировались на Центральном аэродроме столицы, продолжая сражаться на Як-1) капитана Н.Г. Кухаренко действовали особенно самоотверженно, выполняя до пяти вылетов на каждый исправный самолет (всего было отмечено 52 боевых самолето-вылета). Чтобы подобное стало возможным, вылеты осуществлялись на одной заправке горючего; сразу после приземления оружейники только подвешивали под крылья РСы, после чего машины вновь стартовали, направляясь к Клину и Рогачево. По донесениям, наиболее метким оказалось звено мл. лейтенанта А.Л. Семенченко (ведомые мл. лейтенант А.П. Бритиков и сержант В.Д. Головатый).

Действия другой авиачасти – полка подполковника А.С. Писанко, также базировавшейся на Центральном аэродроме, нашли отражение в оперсводке 6-го ак ПВО, где отмечалось: «27 ноября летчики 120-го иап выполнили 39 вылетов для штурмовки вражеских войск в районе Клин – Солнечногорск. Выпустив 148 реактивных снарядов, сбросив 26 АО-15 и 8 ФАБ-50, летчики уничтожили 32 автомашины, 7 крытых фургонов, 6 танков, подавили огонь 7 зенитных пулеметов, рассеяли до батальона пехоты. Ст. лейтенант Кулак с задания не вернулся. Подбитый огнем зенитной артиллерии летчик выпрыгнул из самолета с парашютом, но купол не распустился. Горящий самолет упал в Сенежское озеро».[81]

Уроженец небольшого села Шаркина, Ворошиловградской области, 29-летний Максим Максимович Кулак окончил 11-ю военную школу летчиков, сдав в 1938 года экстерном экзамен, а осенью следующего года участвовал в боях у реки Халхин-Гол. До Великой Отечественной служил младшим пилотом, инструктором-летчиком курсов усовершенствования в Рязани, командиром звена. Войну встретил помощником командира эскадрильи, 28 октября был награжден орденом Красного Знамени. Как отмечалось в отчете, комэск 120-го иап тов. Кулак «в боях на подступах к Москве проявил мужество и геройство; во время прорыва немцев к Можайску и Солнечногорску непрерывно водил в бой свою эскадрилью, показывая пример храбрости». Всего на счету «сталинского сокола» было 90 боевых вылетов, из них 24 ночью и 33 на штурмовку, 3 победы в воздушных боях. Руководимое им подразделение выполнило 1250 боевых вылетов, включая 311 на штурмовку, уничтожив много вражеской техники, в том числе 35 танков и 425 автомашин. [82]

В тот же день была подбита «Чайка» однополчанина Кулака лейтенанта В.Д. Косарькова. Это был 28-й вылет летчика на штурмовку в район южнее Тулы. По его воспоминаниям, особенно напряженной оказалась вторая половина ноября, пилоты отдыхали, лишь когда механики заделывали пробоины или оружейники подвешивали новые снаряды. При разрыве вражеского зенитного снаряда поначалу показалось, будто в самолет попала молния. Но истребитель сохранил управляемость, и раненый Виктор Дмитриевич перетянул линию фронта, приземлившись в поле. Его доставили в эвакогоспиталь, далее в Павлов-Посад, где хирургу пришлось отнять искореженную осколками ногу. После выздоровления Косарьков по его просьбе продолжил службу на должности адъютанта эскадрильи, уволился из армии после войны полковником.

Как рассказывал впоследствии И.Н. Калабушкин из 562-го иап, эти короткие световые дни оказались до предела насыщенны событиями. Однажды он потерял ориентировку и едва смог обнаружить свой аэродром, выполняя посадку в сгущавшихся сумерках. В другой раз у его «яка» заклинил мотор, вынудив планировать на подходящую полосу, – приземление с убранными лыжами завершилось благополучно.

____________________

[69] ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 554. Л. 18.

[70] Мягков М.Ю. Вермахт у ворот Москвы. 1941-1942. М., 1999. С. 113.

[71] Разгром немецко-фашистских войск под Москвой. М., 1964. С. 91.

[72] ЦАМО РФ. Ф. 20530. Оп. 1. Д. 8. Л. 274.

[73] Дудник Н.Д. В огневом небе Подмосковья. Хроника боевых действий 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО. М., 1984. С. 39, 40.

[74] Рокоссовский К.К. Солдатский долгода М., 1988. С. 94.

[75] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1988. Т. 2. С. 217.

[76] Рейнгарт К. Поворот под Москвой. / Пер. с нем. М., 1980. С. 196, 197.

[77] Белобородов А.П. Всегда в бою. М., 1984. С. 72.

[78] Битва за Москву. М., 1975. С. 232.

[79] Сообщения Советского Информбюро. Т. 1. М., 1944. С. 384.

[80] Гальдер Ф. Военный дневник. / Пер. с нем. Т. 3. Кн. 2. М., 1971. С. 74.

[81] ЦАМО РФ. Ф. 20530. Оп. 1. Д. 8. Л. 285.

[82] Битва за Москву: История Московской зоны обороны. М., 2001. С. 276, 277.

Другие статьи

  • Глава VII. Последние налеты на Москву. 7.1 Блицкриг не состоялся
    11.06.2024
    24
    Глава VII. Последние налеты на Москву. 7.1 Блицкриг не состоялся
    11.06.2024
    24
    В приказе командующего группой армий «Центр» от 30 октября 1941 года на продолжение операции «Тайфун» авиации не ставились конкретные задачи. И это не...
    смотреть
  • 7.2 Кризис германского наступления - часть 2
    11.06.2024
    30
    7.2 Кризис германского наступления - часть 2
    11.06.2024
    30
    В историю же полка вошел напряженный воздушный бой 27 ноября, в ходе которого советский летчик последовательно вывел из строя оба мотора Не 111 и...
    смотреть
  • 7.3 Переломный момент в сражении
    11.06.2024
    23
    7.3 Переломный момент в сражении
    11.06.2024
    23
    Как известно, советское контрнаступление под Москвой, начатое 5 и 6 декабря, успешно развивалось. Поддержка наших войск с воздуха не ослабевала. По мн...
    смотреть
  • 7.4 Части ПВО на страже Москвы весной 1942 года
    11.06.1942
    23
    7.4 Части ПВО на страже Москвы весной 1942 года
    11.06.1942
    23
    Только в марте люфтваффе заметно активизировали свою деятельность. Об их боевой и разведывательной деятельности на центральном направлении (по советск...
    смотреть
  • 7.5 На пути к Победе. Но борьба не прекращалась
    11.06.1942
    33
    7.5 На пути к Победе. Но борьба не прекращалась
    11.06.1942
    33
    Оборонять советскую столицу с воздуха надлежало теперь Московскому фронту ПВО, преобразованному в июне 1943 года в 1-ю Истребительную авиационную арми...
    смотреть
  • 7.6 Дальнейшая деятельность местной ПВО Москвы в ходе войны
    11.06.2024
    30
    7.6 Дальнейшая деятельность местной ПВО Москвы в ходе войны
    11.06.2024
    30
    После разгрома немецко-фашистских войск под Москвой не­посредственная угроза столице уменьшилась. Однако это вовсе не означало, что враг не попытается...
    смотреть