Top.Mail.Ru

7.5 На пути к Победе. Но борьба не прекращалась

11.06.1942

Оборонять советскую столицу с воздуха надлежало теперь Московскому фронту ПВО, преобразованному в июне 1943 года в 1-ю Истребительную авиационную армию ПВО. Насколько эффективной и надежной стала система противовоздушной обороны после проведения всех указанных в постановлении ГКО № 1541 от 5 апреля 1942 года «Об усилении противовоздушной обороны Москвы» мероприятий? Ответ на этот вопрос дали дальнейшие события.

Действительно, бомбы после 6 апреля 1942 года в черте города не падали. Однако неоднократно казалось, будто противник вот – вот предпримет попытку проникнуть к столице с бомбами на борту.

10 апреля в секторе группы армий «Центр» командование над авиационными соединениями VIII авиакорпуса, ближнебомбардировочных командований «Юг» и «Север» принял переброшенный из Брюсселя штаб V авиакорпуса, который в этот день получил наименование Военно-воздушное командование «Восток» (Luftwaffenkommando Ost).[113]

В июне 1942 года военно-воздушное командование «Восток» предпринимало стратегические налеты на автозавод и авиасборочный завод в Горьком и на шарикоподшипниковый завод в Саратове. 15-16 июня был совершен комбинированный удар по железнодорожной инфраструктуре и аэродромам в районе Москвы, но сам город не пострадал. В июле-августе немецкая авиация снова была занята исключительно поддержкой боевых действий наземных войск и «охотой за паровозами».

В сентябре большие группы бомбардировщиков под прикрытием истребителей неоднократно проникали к границам, но ограничились лишь атаками подмосковных городов и крупных железнодорожных станций; неоднократно под удар попадали аэродромы частей 1-й ВА и 6-го ак ПВО. Так, были осуществлены налеты 2 и 6 сентября 1942 г., причинившие определенный урон. Не прекращалась и разведывательная деятельность люфтваффе на данном направлении.

Еще до вторжения в Советский Союз нацисты уделяли внимание ведению разведки с больших высот. Основным высотным самолетом тогда был Ju 86P-2, являвшийся невооруженной модификацией весьма устаревшего бомбардировщика Ju 86K, который был оснащен двумя дизельными 6-цилиндовыми моторами Jumo 207 с турбокомпрессорами и промежуточными охладителями входящего в цилиндры воздуха, а также герметической кабиной экипажа. Для увеличения высотности размах крыла увеличили с 22,5 до 25,6 м; при этом его площадь возросла на 1 м2. Известно, что несколько Ju 86P-2, оборудованных тремя длиннофокусными фотоаппаратами, поступили в конце 1940 года на вооружение отрядов дальнеразведывательной группы Верховного командования люфтваффе (Auf.Kl.Gr. OKL), возглавляемой подполковником Т. Ровелем (T. Rowehl), а всего немцы построили около 40 таких самолетов. Некоторые из них достаточно успешно вели работу над советскими тыловыми районами на высотах 11 500 – 12 000 м. О попытках перехвата этих машин на Восточном фронте или воздушных боях с их участием ничего не известно.

О следующей модификации – Ju 86R-1 – мы знаем гораздо больше, возможно потому, что они совершали регулярные полеты над Москвой, начиная с лета 1942 года На машинах еще больше удлинили крыло, повысили мощность и высотность двигателя (отчасти за счет применения дополнительной системы охлаждения), заменили трехлопастной винт 4-лопастным, смонтировали более современное оборудование. По расчетам конструкторов, практический потолок должен был превышать 14 000 м. Как следует из немецких документов, в июне два доработанных на авиазаводе в Дессау «юнкерса» перелетели в Оршу и вошли в состав отряда 1(F)/Ob.d.L. Уже 8 июля одна из машин на высоте 11 000 м прошла западнее Волоколамска, над Истрой, Ногинском, постепенно поднимаясь все выше. По команде с КП Московского фронта ПВО в воздух поднялись дежурные истребители, которые почти час набирали высоту, но ни один из них не смог атаковать вражеский самолет, летевший примерно на 13 000 м. Столь же безрезультатным оказался огонь зенитной артиллерии. Ju 86R ушел через Кубинку в юго-восточном направлении.

Данный случай вызвал серьезное беспокойство среди руководства войск ПВО, поскольку не было никакой гарантии, что на германском высотном самолете нет бомбовой нагрузки (как впоследствии стало известно, немцы действительно разработали бомбардировочный вариант Ju 86R-2, но применяли его лишь на Западе и Ближнем Востоке). На заседании Военного совета фронта ПВО приняли решения, направленные на повышение эффективности действий летчиков, зенитчиков, а также других бойцов ПВО.

В спешном порядке попытались увеличить практический потолок имевшихся в 6-м ак боевых машин. Наиболее перспективными перехватчиками высотных немецких самолетов, по мнению руководства ПВО, могли стать истребители Микояна и Гуревича. Из результатов испытаний НИИ ВВС следовало: серийные МиГ-3 при выполнении всех требований инструкции по эксплуатации самолета и мотора могли набрать высоту 11 500 м за 26 мин. При максимальном облегчении машины практический потолок мог увеличиться на 400 м. 15 июля командование 6-го ак приказало сформировать в 16-м иап высотную эскадрилью, оснастив ее облегченными МиГ-3.

Особое внимание предполагалось уделить подготовке летчиков. К 1 августа 1942 года в корпусе насчитывалось 211 пилотов, готовых работать за облаками и 251 высотник. Наиболее интенсивные работы велись в 16-м иап, где сформировали специальную высотную эскадрилью, подготовив к пилотированию МиГ-3 на больших высотах 64 летчика (примерно треть – молодежь), из которых 31 добился почетного права называться «заоблачником». Однако отсутствие боевого опыта часто приводило к тому, что, казалось, достаточно тренированные летчики допускали просчеты, неумело пользовались кислородными приборами, теряли сознание на больших высотах. Например, капитан Н.П. Бурьян, успешно защищавший столицу осенью 1941 года (имел на счету к концу года четыре личные победы и две в группе), при перехвате высотного разведчика потерял сознание и только чудом дело не закончилось катастрофой.

В разговорах командиров и рядовых летчиков 6-го ак неоднократно высказывалось мнение, что на находящихся в эксплуатации во фронтовых частях самолетах невозможно получить такие же характеристики, в частности, скороподъемности и практического потолка, как во время испытаний. Вступивший в должность командира корпуса генерал А.А. Демидов (он сменил полковника А.И. Митенкова) обратился 21 октября за разъяснениями к командующему ВВС генералу А.А. Новикову. Быстро выяснилось, что летный состав совершенно не знает условий, при которых можно получить наилучшие летные данные (при полете для достижения практического потолка истребителя каким держать число оборотов мотора, какова наивыгоднейшая скорость набора высоты, в чем необходимость «облегчения» винта, зачем нужен высотный корректор и т. п.).

Перед руководителями ОКБ поставили задачу: создать высотный перехватчик для борьбы с Ju 86R. Быстрее других решил задачу создания высотного истребителя А.С. Яковлев. Истребитель Як-9ПД воплотил весь опыт, накопленный коллективом ОКБ за трехлетний период (И-28, Як-1 «перехватчик» для ПВО, Як-7ПД). Пять высотных Як-9 прибыли в середине апреля 1943 года для проведения войсковых испытаний в 12-й гв. иап, которым командовал майор К.В. Маренков. Полеты строевых летчиков показали, что практический потолок Як-9ПД не превосходит 11 500 м, да и то при выполнении многочисленных «площадок», необходимых для охлаждения воды и масла двигателя.

2 июня 1943 года на перехват показавшегося высотного разведчика с Центрального аэродрома вылетел инспектор по технике пилотирования 6-го ак подполковник Л.А. Шолохов. Самолет Як-9ПД № 01-29 загодя тщательно подготовили к выполнению ответственного задания, и летчик действовал весьма грамотно. Он без осложнений набрал высоту 8500 м и услышал по радио предупреждение с командного пункта 12-го гв. иап: «Противник прошел Внуково». Сориентировавшись, Шолохов увидел инверсионный след от неприятельского самолета. Разведчик приближался к столице с юга и находился от истребителя на расстоянии примерно 15 км. В горизонтальной скорости «як» значительно превосходил «юнкерс», поэтому самолеты быстро сближались. Когда советский летчик догнал неприятеля, прибор показал высоту 11 650 м (или приведенную по барограмме высоту 12 210 м). Противник находился примерно на 1300 м выше; казалось, скоро можно будет открывать огонь. Наш летчик пилотировал предельно точно, с трудом удерживал машину от срыва в штопор. Но через несколько секунд давление бензина упало до нуля, затем двигатель «яковлева» «запарил», козырек кабины покрылся слоем льда. Шолохов вынужден был прекратить преследование и идти на посадку; Як-9ПД пробыл в воздухе почти час.

ГКО на своем заседании 12 июня рассмотрел вопрос о постройке опытных высотных истребителей, потребовав от главных конструкторов С.А. Лавочкина, А.И. Микояна и А.С. Яковлева к концу лета 1943 года завершить работы по увеличению высотности своих истребителей до 13 000 м. Коллективы указанных выше Главных немедленно приступили к решению сложной и ответственной задачи, однако на пути к цели их подстерегало немало неприятных сюрпризов, связанных, как правило, с отставанием от передовых стран отдельных направлении нашей авиапромышленности.

Практически одновременно в части 1-й воздушной истребительной армии ПВО поступили первые десять «Спитфайров-V», один из которых на испытаниях в НИИ ВВС достиг высоты 11 500 м. Машины, предназначенные для 16-го иап (накануне его возглавил майор А.А. Лопатко), летчики принимали в Аджикабуле (Азербайджан, на границе с Ираном). Майор Г.Ф. Приймук же первым облетал «Спитфайеры» в Азербайджане, выяснив, что при некотором облегчении машины она способна набрать высоту 11 750 м на форсированном режиме работы двигателя. Без приключений их перегнали через Баку, Астрахань, Сталинград, Рязань в подмосковные Люберцы.

Вылет на перехват врага 22 августа 1943 года показал: не зря наши летчики так упорно тренировались в высотных полетах, стремясь достигнуть практических потолков своих машин. Тогда они предприняли наиболее решительную попытку уничтожить Ju 86R-1. С разных аэродромов вылетели 15 подготовленных летчиков из 12-го гв., 16-го, 28-го и 562-го иап. В тот день германский экипаж находился над Москвой примерно полтора часа, трижды пройдя над центральной частью города. Наиболее успешно действовал ст. лейтенант Н.А. Семенов из 16-го иап. Набрав 11 500 м, Николай Андреевич наблюдал не только след инверсии, но смог разглядеть необычно угловатый силуэт машины, желтые консоли сильно удлиненного крыла и неясные очертания крестов. Пилотируемый им «Спитфайр» приблизился к разведчику на дистанцию 200 м, находясь ниже на 500 м, и с кабрирования летчик открыл огонь из пушек и пулеметов. За несколько минут Семенов израсходовал 30 снарядов и 450 патронов, после чего оружие отказало из-за обледенения. Стало ясно, что «юнкерс» и на этот раз безнаказанно уйдет. «Летчик действовал правильно и настойчиво», – отмечалось в отчете о боевой работе.[114]

На следующий день командующий войсками Западного фронта ПВО генерал М.С. Громадин доложил Верховному Главнокомандующему, что с июля 1942 года неприятельские самолеты шесть раз беспрепятственно проникали к столице, а имеющиеся в армии ПВО истребители по-прежнему не способны перехватывать высотные разведчики. «Несмотря на то, что противник уже больше года ведет разведку Москвы на большой высоте, вопрос о создании высотных истребителей до сих пор практически не решен» – закончил доклад Громадин.[115] Работа продолжилась, однако разведывательные высотные полеты прекратились.

Здесь уместно подчеркнуть огромную позитивную роль М.С. Громадина в усилении противовоздушной обороны столицы. Назначенный в апреле 1941 года командующим Московской зоной ПВО, Михаил Степанович впоследствии инициировал многие процессы, включая формирование 6-го авиакорпуса ПВО, затем руководил отражением массированных налетов на город. «С ноября 1941 года генерал-лейтенант Громадин был командующим ПВО территории страны, он же заместитель наркома обороны по ПВО. Внес большой вклад в создание комплексной ПВО Москвы, формированию ПВО территории страны как самостоятельного вида Вооруженных сил (заслужил доверие И.В. Сталина, который до конца войны не разрешал ему покидать столицу. – Прим. авт.)…», – отмечалось в военно-историческом труде.[116]

Когда в июне 1943 г., в период затишья на фронте, бомбардировочная авиация люфтваффе проводила операцию по бомбардировкам городов Поволжья и местной промышленности, то отразить их без существенного урона не удалось: пострадали Горьковский автозавод, Саратовский авиазавод, Ярославский шинный завод и др. Эти налеты еще раз показали: Москве по-прежнему угрожает реальная опасность, поэтому нельзя сокращать число истребителей, стерегущих небо столицы, да и других средств противовоздушной обороны. Лично И.В. Сталин следил за развитием ситуации. Как стало известно, немецкие самолеты в своих рейдах обходили зону ПВО столицы с севера и юга, не входя в нее.

В это драматическое время в войсках Московского фронта началась реорганизация, направленная на упрощение управления многочисленными разнородными силами. Для этого было решено создать четыре боевых сектора войск ПВО. Полностью реализовать задуманное не удалось, поскольку 29 июня 1943 года ГКО приказал преобразовать Московский фронт противовоздушной обороны в Особую московскую армию ПВО. Вряд ли такое решение повысило у командного состава уверенность в своих силах. Ведь постановление упразднило должность командующего Войсками противовоздушной обороны страны, понизив, если так можно выразиться, статус войск ПВО.

Впрочем, с такой оценкой не был согласен генерал Д.А. Журавлев, ведь все соединения и части фронта остались в рядах новой армии. Комментируя очередную структурную перестройку, он отмечал: «Это было именно переименование, а не реорганизация, так как задачи, силы, средства, органы управления и права у нас, по существу, остались прежними. В этот период вновь произошли изменения в структуре управления Войск ПВО страны, вызванные необходимостью лучше координировать противовоздушную оборону вновь освобожденных и тыловых районов. С этой целью были созданы Западный фронт ПВО (в его состав вошла и наша Особая Московская армия ПВО) и Восточный фронт ПВО».[117]

Среди важнейших вопросов, которые решали в это время генерал Д.А. Журавлев и его непосредственный начальник М.С. Громадин, было повышение эффективности противовоздушной обороны ночью. Анализировался огромный, накопленный за два года опыт, изучались тактические приемы противника, осваивалась новейшая техника (в том числе так называемые «радиопрожекторы» и установки наведения «Прожсон»), шло обучение личного состава. Принцип организации ночного боя не претерпел существенных изменений, и основывался на разграничении зон действия на местности. В этом случае боевые возможности каждого средства ПВО использовались наилучшим образом.

Весной 1944 года штаб 6-го ВФ задумал предпринять серию налетов на Москву и цели к северо-западу, чтобы нанести урон энергосистеме, используя накопленный летом 1943 года опыт бомбардировок городов Поволжья летом прошлого года. Однако эскадры двухмоторных бомбардировщиков были заняты бомбардировками советских станций и железнодорожных узлов (некоторые из таких ударов, например, по Дарнице, под Киевом, или Новосокольникам, оказались весьма результативными). Начавшееся 23 июня 1944 года советское наступление по плану «Багратион» сняло все вопросы: противник быстро потерял все белорусские аэродромы, вывел свои части в Восточную и Южную Польшу, Восточную Пруссию. Теперь гитлеровскому командованию стало не до бомбардировки Москвы и ее окрестностей.

Начавшееся в ночь на 13 июня 1944 года применение немцами для атаки Лондона самолетов-снарядов ФАУ-1 стало неприятным сюрпризом для союзников. Советскому командованию стало известно: что первое время англичане строили оборону теми же способами, что и при отражении налетов бомбардировочной авиации противника летом – осенью 1940 года Однако эта борьба оказалась недостаточно эффективной, поскольку многие самолеты-снаряды все же достигали британской столицы. Англичанам пришлось срочно перестраивать и усиливать силы ПВО.

Чтобы не быть застигнутыми врасплох, советское командование с началом ракетного нападения на Англию учитывало возможность применения Фау-1 против городов Советского Союза, в первую очередь Ленинграда и Москвы. Ставка ВГК приказала командующему артиллерией КА маршалу артиллерии Н.Н. Воронову принять необходимые меры по защите Ленинграда, Москвы и других городов страны от возможных ударов беспилотных средств воздушного нападения противника.

Как отмечал военный историк А.С. Орлов, «19 июля 1944 года Военный совет артиллерии утвердил и направил в войска ПВО “Предварительные указания по борьбе с самолетами-снарядами”. В этом документе давались конкретные рекомендации войскам об использовании имеющихся средств ПВО для борьбы против нового оружия гитлеровцев. Ленинградская армия ПВО разработала специальный план борьбы против крылатых ракет и выделила для этого необходимое количество зенитной артиллерии, истребительной авиации и средств других родов войск ПВО».[118]

Таким образом, потенциальная опасность для столицы сохранялась до последних дней

войны, что вынуждало держать силы и средства в постоянной готовности. МПВО Москвы становилось все более организованным объединением, обобщая опыт защиты населения крупного города. В историческом очерке делался вывод, с которым можно согласиться: «Несмотря на прекращение воздушных налетов на Москву, в течение 1942 – 1945 гг., вплоть до самого конца войны, противовоздушная оборона Москвы росла, оснащалась новой боевой техникой и совершенствовалась. Войска ПВО были готовы в любой момент отразить налеты воздушного противника на столицу нашей Родины».[119]

____________________

[113] BArch BA/MA RL 2-IV/163 Bild 23

[114] ЦАМО РФ. Ф. 20425. Оп. 1. Д. 4. Л. 46, 325.

[115] ЦАМО РФ. Ф. НИИ ВВС. Оп. 485655. Д. 11. Л. 264.

[116] Голотюк В.Л., Цапаев Д.А. Командный состав Войск ПВО в годы Великой Отечественной и советско-японской войн 1941 – 1945 ггода М., 2012. С. 62.

[117] Журавлев Д.А. Огневой щит Москвы. М., 1972. С. 181.

[118] Орлов А.С.  «Чудо-оружие». Обманутые надежды фюрера. Смоленск, 199. С. 122.

[119] Войска Противовоздушной обороны страны в Великой Отечественной войне. Т. 1. М., 1954. С. 232.

Другие статьи

  • Глава VII. Последние налеты на Москву. 7.1 Блицкриг не состоялся
    11.06.2024
    22
    Глава VII. Последние налеты на Москву. 7.1 Блицкриг не состоялся
    11.06.2024
    22
    В приказе командующего группой армий «Центр» от 30 октября 1941 года на продолжение операции «Тайфун» авиации не ставились конкретные задачи. И это не...
    смотреть
  • 7.2 Кризис германского наступления - часть 1
    11.06.2024
    17
    7.2 Кризис германского наступления - часть 1
    11.06.2024
    17
    Снова мысленно перенесемся на фронт. Наибольшие усилия люфтваффе затрачивали в те дни на поле боя и в ближнем советском тылу, стремясь как можно скоре...
    смотреть
  • 7.2 Кризис германского наступления - часть 2
    11.06.2024
    26
    7.2 Кризис германского наступления - часть 2
    11.06.2024
    26
    В историю же полка вошел напряженный воздушный бой 27 ноября, в ходе которого советский летчик последовательно вывел из строя оба мотора Не 111 и...
    смотреть
  • 7.3 Переломный момент в сражении
    11.06.2024
    20
    7.3 Переломный момент в сражении
    11.06.2024
    20
    Как известно, советское контрнаступление под Москвой, начатое 5 и 6 декабря, успешно развивалось. Поддержка наших войск с воздуха не ослабевала. По мн...
    смотреть
  • 7.4 Части ПВО на страже Москвы весной 1942 года
    11.06.1942
    20
    7.4 Части ПВО на страже Москвы весной 1942 года
    11.06.1942
    20
    Только в марте люфтваффе заметно активизировали свою деятельность. Об их боевой и разведывательной деятельности на центральном направлении (по советск...
    смотреть
  • 7.6 Дальнейшая деятельность местной ПВО Москвы в ходе войны
    11.06.2024
    22
    7.6 Дальнейшая деятельность местной ПВО Москвы в ходе войны
    11.06.2024
    22
    После разгрома немецко-фашистских войск под Москвой не­посредственная угроза столице уменьшилась. Однако это вовсе не означало, что враг не попытается...
    смотреть